Category: отношения

фрау Краус

Что-то у меня в последнее время все посты про секс. Погода видать такая.

Выношу из каментов свою реплику в фсбуке Андрея Манчука, где он пеарит выступление некоей немецкой фемактивистки Ингеборг Краус в, по ее словам, итальянском парламенте. Потому что в фсбуке ее через неделю не найти будет.
Collapse )

И, чтобы два раза не вставать, дополнительно еще то, что в каменте не написал.

Collapse )

Предыдущие мои посты на тему борцов с проституцией.
http://lj.rossia.org/users/lqp/555233.html
http://lj.rossia.org/users/lqp/556605.html
http://lj.rossia.org/users/lqp/460113.html

Гомобраки как эрзац-революция.

В продолжение срача про шесть полов возникла теория, почему европейское чиновничество так любит права гомосеков, гомобраки LBGT-вот это вот все.

Потому что борьба за права гомосеков - это имитация сексуальной революции без собственно сексуальной революции как таковой.

Очень смело, очень радикально, поражает воображение, вызывает сопротивление образцовых мракобесов (особенно если этих мракобесов специально науськать), очень долгоиграюще и богато возможностями для развития. Про секс.

При этом речь идет о весьма специфических нуждах очень небольшой группы людей, а 99% населения получает от всей этой движухи шиш с маслом. Мо многих случаях даже не просто шиш с маслом, а прямо таки реакционный откат. Защита детей от информации, защита всех подряд от харрасмента (в том числе и в первую очередь тех, кто об этом не просил), уроки религии в школах, детские "психологи" в школах, митуу, ну в общем вы легко и сами продолжите этот список.

Здесь необходимо некое отступление.

Почему массам нужна сексуальная революция?

Ну например потому, что с середины прошлого века, когда на Западе была прошлая сексуальная революция, куцая, половинчатая и сейчас уже практически откаченная к нулю, - производительные силы возросли на порядки. А действующим сейчас (и у нас и в особенности - на Западе) сексуальным нормам в основе их - по 200-300 лет. Они обеспечивали существование общества в условиях, по современным понятиям, тотальной и катастрофической нехватки всего. У нас давно уже нет таких проблем, которые ими решаются. То от чего защищают нормы, мы сейчас вполне можем себе позволить. С другой стороны кое с чем из того, с чем старые нормы мирятся как с неизбежным злом, мы уже вполне можем себе позволить не мириться. При этом ждать мировой коммунистической революции необходимости нет, вопрос только косвенно затрагивает основы капиталистического строя.

Почему правящему классу вообще и в частности чиновникам не нужна сексуальная революция, а нужна ее имитация?

Ну во первых по той же самой причине. Более свободные сексуальные отношения требуют больше ресурсов. На ресурсы эти так или иначе придется раскошелиться правящему классу. В форме более высокой зарплаты, покрывающей выросшие потребности, в форме медицинского обеспечения, в форме социального обеспечения, в форме инфраструктуры итд. А правящий класс таких вещей не любит. Он любит чтобы рабочая сила была дешева и неприхотлива. Не ходила в стрип-клубы, на заводила романы на стороне, не тратила деньги на флирт, не "вела беспорядочную половую жизнь" а трахалась раз в месяц исключительно с собственной супругой/супругом и исключительно ради продолжения рода.

С другой стороны, борьба за народную "нравственность" является важной частью большого числа уже существующих вспомогательных институтов контроля, обеспечения власти правящего класса. Эти институты не обязательно должны быть устроены именно так, но так или иначе они уже есть, с ними связана личные интересы и личная судьба множества чиновников. В России же эти институты отстроены только отчасти, поэтому и личная заинтересованность в них меньше.

Как-то так.

Картинка для привлечения внимания.

Костер против газа.

Последние три сезона (этим летом еще никуда не ездил) я ездил в поле, готовя пищу на газовой горелке. А до этого - правда довольно задолго до этого, лет за десять-пятнадцать, как олдовый турист почти исключительно разводил костры. Ну, кроме одного раза с бензиновым примусом, но это был высокогорный маршрут и не считается. Хочу поделиться впечатлениями от газовой горелки в маршруте. Извините если это все уже баян.

Вес. Трехсотграммовой китайской бутылки газа хватает на 1 день (утро+вечер+чай) для двух человек. Плюс-минус, то есть иногда бутылки хватало и на четыре готовки, а иногда она и двух не протягивала (если жарить рыбу по хитрому китайскому рецепту, например). Думаю, при увеличении размера группы вес газа будет расти медленнее чем линейно, то есть на четырех человек потребуется не два баллончика, а полтора - а может и тот же один. В общем, получается 100-150 грамм на человека в сутки вес газа. Весом самой горелки можно пренебречь, их сейчас делают компактные. Хорошая, большая горелка с устойчивой треногой и широкой конфоркой весит ну грамм 200-300.

Готовка. Нет, это вам не газовая плита на кухне на даче. Ты не ставишь ее на стол/пень/камень для удобства доступа. Напротив, ты запихиваешь ее в максимально глубокую дыру, имеющуюся в окрестностях, окружаешь ее заборчиком из камней, пенки, заранее приготовленного алюминиевого листа etc. Чтобы весь нагретый пламенем воздух шел на нагрев котелка, а не куда-либо еще. Горелка, оставленная на ветру может обогревать мировое пространство до бесконечности, сделав воду в котелке лишь чуть-теплой.

Экономия. Никакого ведра с чаем, стоящего на огне на всякий случай. Никаких вечерних посиделок у костра. Никакой сушки одежды у костра же. Никакого мытья посуды в горячей воде. Никакой стирки. Ты заливаешь в котелок ровно столько воды, сколько нужно для N порций, быстро готовишь и сразу выключаешь горелку. Потом быстро - пока не остыло - съедаешь обед и выпиваешь чай. Заранее отмеренное количество кружек. День закончен.

Что мы получаем в обмен на эти неудобства.

Компактность. Готовя на костре тебе приходится держаться в метре от котелка, чтобы не обжечься. Каждый раз когда тебе нужно что-то сделать с котелком, ты планируешь это со всей тщательностью. Готовка на газу в этом отношении не сильно отличается от готовки в городской квартире. Это сильно увеличивает твой кулинарный репертуар и как следствие - свободу распоряжения провиантом.

Независимость от местности. Тебе не нужно планировать свой маршрут таким образом, чтобы к обеду или к вечеру прийти в удобное для бивака место. Любое место, где есть хотя бы 50 квсм относительно горизонтальной поверхности - уже достаточно удобно. Еще нужна вода, но поскольку воды нужно гораздо меньше (см.выше), ее можно принести с собой в бутылках.

Экономия времени и независимость от графика. Приготовление пищи на костре предполагает, что встав на бивуак, ты совершаешь еще полчаса-час тяжелой работы по сбору топлива и разжиганию костра, прежде чем хотя бы начнешь приготовление пищи. Которое тоже идет небыстро. Приготовление пищи на газовой горелке занимает 15-20 минут брутто, просто потому что более долгое приготовление мы не можем себе позволить (см.выше). Распаковка-запаковка рюкзаков больше времени занимает. Поэтому ты можешь позволит себе становиться на обед когда проголодаешься, а не когда положено по графику, не беспокоясь что этот самый график сломаешь.

Возможность прокладывать маршрут через такие места, где приличных дров нет в принципе. Или такие, где костры запрещены по соображениям безопасности. Это не так тривиально. Только обзаведясь горелкой понимаешь, от скольки вариантов отрезает тебя необходимость разводить костер. Например на обратном пути можно поставить палатку прямо за автобусной остановкой. Или на длинной каменной косе. Или на лугу.

В сумме. Ты имеешь гораздо большую свободу на маршруте, как от каждого из этих факторов в отдельности, так и от комбинации их.

О юридическом статусе внебрачного секса в XXI веке

(это, типа, замечание про один момент в объективной реальности, который не все замечают. Я пока воздержусь от каких-либо политических выводов)(Далее слово "секс" означает не только собственно акт совокупления, но все вообще поступки и ритуалы связанные с отношениями между полами)

В средневековом, христианском, европейском обществе - то что сейчас называют "патриархальным" и "традиционным", - было четкое разделение секса в браке и секса вне брака.

Секс вне брака, прелюбодеяние, считался преступлением и за него вполне могли отправить на каторгу или даже отрубить голову. Ну ладно, в большинстве случаев на прелюбодеяние смотрели сквозь пальцы. Но официальная позиция государства была такова, что прелюбодеяние - это преступление. Поэтому, если ты переспал с чужой женой или совратил незамужнюю девицу - государство не гарантировало тебе ни жизни, ни свободы, ни здоровья. Наказывало за это государство само, или передоверяло возмездие родственникам совращенной (убийство любовника жены было ненаказуемо во многих странах до середины XX века, например), церкви, другим общественным институтам, или закрывало глаза - это уж как повезет. Надзор за "общественной моралью" при такой постановке вопроса был закономерной частью профилактики преступлений.

Секс между мужем и женой, с другой стороны, признавался полноценным законным правом супругов, не содержащим в себе ничего стыдного или нескромного. Правом не только по отношению друг к другу - это отдельный вопрос, сейчас я его обсуждать не буду, - но и по отношению ко всем третьим лицам, церкви, государству, которые были обязаны не чинить препятствий "исполнению супружеского долга". Это была тема, которую было абсолютно не зазорно обсуждать в обществе, в суде, в прессе - и которую фактически активно обсуждали, с прямотой и рациональностью, которые по нынешним временам изрядно шокируют.

Рабочий мог потребовать, - и требовал, - от хозяина завода обеспечить ему условия не только для еды и сна, но и для секса с женой. Заключенный на каторге, к которому приезжала на свиданку жена, мог требовать от администрации не разговора с ней через решетку, а отдельную комнату с койкой. И такая комната, по старой памяти, много где предусмотрена правилами распорядка. Чиновника, который бы вздумал совать нос в супружеские постели своих подчиненных и подведомственных граждан, хотя бы в самой минимальной степени, - в лучшем для него случае подняло бы на смех собственное начальство (а в худшем его подняли бы на вилы и были бы оправданы судом).

(В общем, многие современные "ревнители христианского целомудрия" имеют весьма превратное представление о действительной позиции православной церкви относительно секса. Впрочем, на этом мы сейчас тоже останавливаться не будем.)

Потом, в XX веке, как бы, случилась, как бы, сексуальная, как бы, революция. И секс вне брака перестал быть наказуемым даже теоретически.

Однако - и это как раз тот момент, который многие упускают из виду, - полноценным положительным правом внебрачный секс так и не стал.

Гражданин (гражданка) Икс не может в судебном порядке потребовать от третьих лиц, от чиновников, от каких нибудь "общественных активистов", чтобы они не чинили препятствий его (ее) праву потрахаться с гражданкой (гражданином) Игрек. Гражданин (гражданка) Икс не может игнорировать попытки третьих лиц навязать ей ограничения такого права частноправовым порядком (т.е. вставляя ограничения в какой-нибудь договор) в силу статьи 9 ГК РФ (о ничтожности отказа от права). Гражданин (гражданка) не может оспорить в Конституционном Суде закон или НПА, ограничивающий его (ее) право заниматься сексом на том основании что он нарушает его (ее) гражданские права.

При этом парламент, правительство, министерства и далее все, кто издает хоть какие-нибудь НПА, вплоть до директора кулинарного техникума, - имеют полное право внести в них настолько широкие ограничения на секс, насколько им хватит фантазии. Никакой мотивации не требуется, а в случае чего всегда можно сослаться на "защиту общественной нравственности". При этом, в отличии от XIX века, "общественная нравственность" не является прописанным в законе понятием, а синонимична личному и субъективному представлению законодателя о прекрасном.

Всяких застарелых войн с педофилией и проституцией касаться не будем, градус истерики там достиг такой величины, что какое-либо рациональное обсуждение давно уже невозможно. Но, возьмем относительно свежую идею о недопустимости секса между [половозрелым] преподавателем и [половозрелыми] учащимися. А также половозрелыми режиссерами и половозрелыми актрисами, хух. Ее проповедники оперируют размашистыми аргументами про эстетическую мерзость, общественное благо и кабычегоневышло. При этом понимание того, что ради кабычегоневышло они вообще-то вторгаются в частные права других граждан, у проповедников отсутствует как класс. Более того под "защитой прав учащихся" понимается прямо противоположное - свободное усмотрение третьих лиц, находящихся часто за тысячи километров от место действия, навязывать другим гражданам такое проведение, какое им кажется приличным. Я вовсе не хочу сказать, в данном случае никакое ограничение права на секс вовсе недопустимо. Любое право может быть ограничено ради реализации другого права. Но вопрос баланса прав тут никогда не обсуждают в принципе, и я не могу оценивать аргументацию, которой нет.

И формально-юридически проповедники целибата правы, поскольку нигде в законе право на секс явно не записано.

При этом, поскольку вновь вводимое законодательство имеет тенденцию больше уже не разделять внебрачный и супружеский секс, - сексуальная революция же! - то, по мере изменения права, уже и супружеский секс постепенно теряет свою прежнюю правовую определенность. Яркий пример, это например анекдотическая ситуация, когда брак 18-летнего с 15-летней в ЗАГСе регистрируют, но секс между мужем и женой при этом оказывается уголовным преступлением. Но есть большое количество и менее явных казусов.

По сравнению с этой дырой в праве вся возня со, скажем, гомобраками имеет вид невинной детской игры в крысу.

По капле выдавливать из себя попа

Тут в леволимберальном интернете пошла очередная кампания "против изнасилований", поводом к которому стал ролик некоей групповухи в туалете некоего заведения общественного питания. Подробности смотрите в примерах статей ниже, да и не знаю я этих подробностей, и знать их в общем-то и не стоит.

http://www.cosmo.ru/lifestyle/society/sama-dura-vinovata-kak-obshchestvo-travit-zhertvu-nasiliya/
http://www.vz.ru/opinions/2015/10/7/770920.html

Общественное мнение, обратите внимание, делится тут на две группы. Одни видят в происходящих событиях изнасилование, сопровождаемое некими событиями третьестепенной важности, типа "похвальбы насильников собственным преступлением". Другие не видят никакого изнасилования но, возможно, видят в факте публикации роликов грубое нарушение неприкосновенности частной жизни, затрудняясь, впрочем, с классификацией его в терминах Уголовного Кодекса.

Лично я отношусь ко второй категории. Кроме того, я полагаю, что позиция первой категории связана с, как бы это сказать поделикатнее, контрабандным протаскиванием домостроя. Говоря конкретнее их поведение становится гораздо понятнее, если принять что, согласно их взглядам, не обнародованным но исповедуемым, внебрачный секс, а тем более групповуха являются преступлениями сами по себе, как таковые. И "изнасилование" тут - не более чем политкорректный эвфемизм для криминально наказуемого прелюбодеяния, созвучие со словом "насилие" случайно и ни к чему не обязывает. Просто некоторые виды прелюбодеяния законом караются, а некоторые - совершенно непонятно почему и с какой стати - безбожное развратное государство карать отказывается.

Действительно если групповуха в туалете есть преступление per se, то ролик с ее записью есть прежде всего доказательство этого преступления, обстоятельства его обнародования малосущественны по сравнению с его ролью как доказательства. Преступление есть, оно неопровержимо доказывается видеосъемкой и единственный вопрос, который нам осталось решить - кто именно в этом преступлении виновен. И при такой вводной можно вполне согласиться, что из всех соучастников преступления, даже если они равно пьяны и равно активны - девушка виновата меньше парней и даже может в каком-то смысле считаться их жертвой. Совратили невинную душу, выродки!

Если же мы исходим из (мало кем оспариваемой публично, но далеко не вошедшей в массовое сознание) точки зрения, что любой гражданин и гражданка имеют право трахаться с кем хотят где хотят, в том числе, если им уж так приспичило, имеет полное право заниматься групповухой в туалете, и никому не обязаны в этом отчитываться, вопрос стоит совершенно иначе. Для начала, для того чтобы говорить об изнасиловании, необходимо насилие, в крайнем случае хотя бы угроза оного. Выложенный ролик может насилие содержать, а может и не содержать. И если насилия таки нет, то единственный оставшийся вопрос, которым публике уместно интересоваться - о самом ролике, кто и зачем его делал и выкладывал, и совершил ли он этим преступление. В самом же сексе не только никто не виноват, но задаваться вопросом о "вине" здесь настолько же малоосмысленно как спрашивать, какого цвета число "5". Даже если оператору далеко до Тинто Брасса, актеры неизящны и обстоятельства неприглядны. Но представители первой точки зрения такой постановки вопроса искренне не могут понять. Как так - секс был, а виноватых нету????????? Аааааааааа, кричат они, так значит вы оправдываете изнасилования!!!!!! Так значит самадуравиновата!!!!! Гады, гады, сволочи, нелюди!!!

С самим роликом и обстоятельствами его распространения тоже не все так просто. Да, в данных случаях ролики были средством шантажа и средством унижения. Но были они таковыми ровно по той причине, что в глазах большого количества людей внебрачный секс предосудителен сам по себе и так далее по кругу. В нормальном обществе, не страдающем раздвоением личности шантажировать/унижать кого-то этими роликами было бы невозможно. Ну то есть не более чем фотографиями с корпоративной вечеринки, на которых кто-то лежит мордой в тарелку. Тоже конечно ничего хорошего, но с кем не бывает.

Подобная ситуация вообще очень типична для около-сексовой политики вообще и для феминистского политиканства в частности. Когда на поверхности идет слабо связное краснобайство про свободу, равенство, насилие, угнетение и прочие политкорректные вещи. А в подтексте яростно пульсирует "Грех!","Грех!","Разврат!", "Блуд!", "Прелюбодеяние!", "Порок!", "Vice!". И полемизировать с первым, политкорректно отводя глаза от второго - занятие малоэффективное и малоосмысленное.

Проституткосрач: хвосты

Вдогон к посту про проституткосрач. Как мне и следовало ожидать, леваки предложенными вопросами не заинтересовались, зато в каменты набились толпы лжирных троллей во главе с самим тифаретом и призвали меня к ответу. Так что возвращаюсь к теме, на этот раз в ключе более аналитическом. Связной картины вопроса я по прежнему не обещаю, но некоторые наиолее очевидные теоретические моменты, присутствующие или наоборот отсутствующие в текущем флейме отметить необходимо. И еще одно - прошлый постинг был о влиянии борьбы с проституцией на обще-общественные нормы. Сейчас речь пойдет о проституции собственно.

*) Нет, я не одобряю законопроект Немировского. Помимо всего прочего потому что он полностью сводится к попытке обложить налогом публичные дома и полноценной декриминализации не содержит.

Это однако нисколько не оправдывает нападки на этот законопроект справа. Над пранком Немировского посмеются и забудут. А вот тем товарищам, которые в связи с ним развертывали черносотенную пропаганду не отмыться долго. Ну то есть не знаю кто как, а я их запомню надолго.

Оно, впрочем, имеет под собой объективные корни. Товарищи не имеют никакого собственного опыта отстаивания гражданских прав (обычных граждан, а не виртуального "права спидоносцев на гомобрак"). Товарищи даже не имеют за собой традиции, в которой бы за права боролись бы их предшественники. Соответственно, представление о праве, как такой штуке, которая завоевывается долго и тяжело, стоит дорого, теряется в момент, а потому не подлежит размену на сиюминутные капризы - у них не сформировалось.

Товарищи прямолинейно выступают за все хорошее против всего плохого. Ничего удивительного, что их привлекают полицейско-бюрократические прожекты осчастливливания человечества, выполненные в стиле "Следует запретить все плохое, а за все хорошее платить деньги". Ну а то что подобная стилистика есть не плод чьей-то личной наивности, а визитная карточка правых, реакционных идеологий - это слишком сложно для этого цирка.

*) Сторонники либертарианского подхода к вопросу заявляют что проституция "это просто работа, такая же как любая другая" и изобретают под эту идею специальный термин "sex-workers". Все классики марксизма, от Карла до Фиделя сходятся (хоть ни один и не уделял этому специального внимания) что проституция не является трудом и доходы проститутки не являются заработной платой. Разница тут в том, что либертарианцы строят умозрительную схему, а марксисты интересуются, как обстоят дела на самом деле. Возможно, где-то в параллельной вселенной существуют такие общества, где проституция действительно всего лишь профессия. Возможно, даже в земной истории можно откопать парочку таких случаев. Но существующую в современном обществе проституцию "просто работой" назвать нельзя.

Прежде всего заметим, что постановка вопроса не уникальна. Строчка в платежной ведомости далеко вовсе не обязательно означает именно плату за труд, мы знаем множество примеров обратного. Президент "Роснефти" Сечин получает жалование больше миллиарда рублей в год. Навряд-ли кто-нибудь будет утверждать, что это оплата его рабочего времени. Полицейский платит сексоту за "освещение" банды или радикальной политической организации. Эти деньги трудно осмысленным образом интерпретировать как оплату какого-либо труда. Поп получает с прихожан деньги за требы. Говорить что это плата за оказываемые им религиозные услуги можно разве что в порядке стеба. Таких примеров на самом деле много. Доходы кинозвезд и фотомоделей, которые приводились оппонентами как пример, в их числе.

В одинаковых ситуациях заработок различных проституток отличается на порядки, в зависимости от великого множества неформализуемых и субъективных обстоятельств. Причем никакой тенденции к унификации не наблюдается. Заработная плата же тяготеет к равной оплате за равный труд, колеблясь, как учит нас теория, с крайне небольшой амплитудой вокруг стоимости воспроизводства рабочей силы.

Доход профессиональной проститутки в разы больше чем средняя заработная плата того социального слоя, из которого проститутки преимущественно рекрутируются, чем зарплата женщин сходного уровня образования и происхождения. При этом нельзя сказать, что более высокий доход обусловлен более высоким статусным потреблением. На деле социальный статус проститутки много ниже, чем у работницы или мелкой чиновницы.

Можно привести и другие различия, показывающая, что заработок проститутки - это плата за риск, за потерю репутации, за небрезгливость, за унижения, что угодно но не оплата труда. Если хочется быть совсем точным, можно сказать что плата за труд составляет в заработке проститутки пренебрежимо малую долю.

В марксизме существует тенденция рассматривать проституцию как форму получения нетрудовых доходов, наряду с рантье, упомянутыми выше попом и чиновником. Со многими оговорками, потому что таки положение проститутки несопоставимо с положением эксплуататорских классов.

С другой стороны, если взять те элементы, из которых либертарианцы конструируют "секс-работу": секс, деньги, обязательства - и поискать их в самой обычной, традиционной и сакральной семье, то там их можно обнаружить в количестве, ничуть не меньшем чем в проституции. Так что в общем не случайно те же классики брак и проституцию в буржуазном обществе всегда рассматривали в комплексе, как две формы одного и того же явления. Заговорят о проституции - вспомнят о браке, заговорят о браке - тут как тут сравнение с проституцией.

*) Про "борцов с торговлей людьми". Да, образно выражаясь проституция есть торговля женским телом. В том же смысле и в тех же пределах, в которых наемный труд есть продажа рабочих рук, тележурналистика - продажа совести, контрактная армия - торговля кровью и адвокатура - торговля языком. Но я скажу одну вещь, которая очень расстроит поклонников волшебства в повседневной жизни. Даже самая удачная метафора неспособна превратить человека ни в куль овса, ни даже в овцу на базаре, по поводу блага которой могут торговаться между собой посторонние лица. Как бы не относиться к их занятию, проститутки - такие же полноправные и дееспособные члены общества, как и любые другие люди. Рассуждение про "решение проблемы проституции" поверх голов самих проституток есть великопанское хамство, для левого активиста неуместное и позорное.

Если вы считаете что проституция нетерпимо позорна - идите к самим проституткам и расскажите им об этом. И послушайте что они вам ответят. Последнее, кстати, не риторическая фигура. Конкретные причины, толкающие женщин к проституции в разных местах и ситуациях различны. И если вы действительно намерены избавить проституток от необходимости заниматься позорной деятельностью - знать эти конкретные причины вам необходимо. Если вы считаете что проституток насилуют, угнетают и ущемляют - опять-таки, идите к ним и предложите им свое содействие. В борьбе за права или в избавлении от тягостной доли - это уж в зависимости от того, какие у вас в данный момент тараканы в голове.

"Борцы с торговлей людьми" не делают ни того ни другого. Обращаться они предпочитают к начальству рангом повыше, а речи их виртуозно комбинируют страдательный залог с пассивными и безличными оборотами. Наверное стоит, чтобы не ходить вокруг да около, сразу указать, что эта бессмысленная с точки зрения заявленных целей, структурно полностью совпадает с традиционной христианской (правда, не столько православной, сколько протестантской) риторикой о спасении душ грешниц. Частным случаем которых, собственно, и является. Спасение души, сами понимаете, настолько важное дело, что лишь в редких случаях может быть доверено самим спасаемым.

*) Про сутенеров и борьбу с ними. Существует особый жанр сюжетных порнографических фильмов, называющийся "sexploitation". В нем брутальные волосатые мужики в эсэсовской униформе от Hugo Boss в сыром и темном подвале истязают прекрасных обнаженных женщин цирковыми кнутами, а затем хором насилуют их по команде полковника со стеком и породистым арийским лицом. Надо полагать, именно они являются источником знаний наших "демократических левых" о повседневном быте современных проституток. Потому никаким иным образом невозможно объяснить их приверженность стереотипам, очевидным образом невозможным в обществе, не признающем рабства и обладающем хотя бы самой рудиментарной правоохранительной системой.

На самом деле, далеко не все проститутки работают под началом сутенеров/бандерш. Но когда это случается, проституток привязывает к сутенерам не кнут и не купленные в секс-шопе цепи, а ровно та же самая сила, которая привязывает к заводу любого рабочего - монополия эксплуататорских классов на капитал. Да, я говорил выше, что ремесло проститутки - не труд, но отдельные аналогии я считаю, провести можно, тем более что речь идет о явлении, не специфичном для продажи именно рабочей силы, а пронизывающем капитализм насквозь. Рабочий идет на завод, вместо того чтобы стучать напильником на кухне, потому что для его работы необходимы дорогостоящие средства производства и сложная кооперация. Которые находятся во владении капиталиста. Равным образом проститутка идет под крыло к бандерше, потому что для успешного занятия ее ремеслом требуются капиталы и связи, которыми она не располагает (если бы она ими располагала, то не пошла бы в проститутки прежде всего).

Но тут есть важное отличие. Дорогостоящее оборудования и сложная кооперация нужны объективно. Капиталист просто захватил их, но кому бы они не принадлежали, без них не обойтись. Необходимость в немалых капиталах для занятия проституцией (древнейшей и простейшей из профессий, как гласит поговорка) - на 99% есть следствие государственных усилий по борьбе с проституцией, в том числе в форме лицемерной "защиты" проституток от сутенеров и клиентов. В сравнительно недавнем решении канадского Верховного Суда это довольно подробно расписано, а вообще-то хорошо известно каждому, кто хоть немного интересовался фактическим положением дел. Проститутка не может законно снять помещение для занятий своим ремеслом, не может нанять себе охрану и не может воспользоваться охраной государства, лишена возможности отстаивать свои интересы в суде, более того, само продолжение деятельности требует регулярного подмазывания взятками представителей государства, которые взятки еще надо знать как и кому давать. Она вынуждается - причем безразлично, считается она при этом по букве закона преступницей, "жертвой преступления" или свидетелем, - жить по нормам и порядкам преступного мира. С расценками за каждый чих, характерными для высокорисковой противозаконной деятельности, чего же вы хотели.

Рассуждения о том, что стоит только ослабить полицейский нажим - и весь Крещатик покроется публичными домами в стиле купринской "Ямы" переворачивают действительность с ног на голову.

*) Теперь два важных момента, о которых молчат и защитники, и обличители проституции. Этакая стыдливая фигура умолчания.

Во первых, ситуация когда у женщины не было бы категорически никакого другого выбора кроме как заниматься проституцией (вообще или в данный конкретный момент) - исключительно редка. Когда выбор стоит между проституцией и немедленной голодной смертью - тоже. Обычно альтернатива проституции есть и эта альтернатива состоит в том чтобы довольствоваться уровнем жизни достаточно широкого слоя эксплуатируемых низов. Женщины которые не желают родиться, жить и сдохнуть в нищете, и готовы ради этого нежелания пожертвовать своей женской честью - идут в проститутки. Борцы "с торговлей женским телом" ухитряются стенать о тяжкой доле сотен, может быть первых тысяч женщин, не связывая это и даже не упоминая о гораздо более тяжкой и гораздо более стыдной нищете миллионов, от которой бежали оплакиваемые ими тысячи. Для церковников и певцов капитализма это естественно. Для социалистов - это несмываемый позор.

Во вторых, как я выше упоминал, "левые" борцы с проституцией стремятся представить проституток абсолютно лишенными собственной воли обьектами чужих злодейств. Если брать вопрос в исторической перспективе, то хорошо видно, что такое представление не просто ложно, а напротив, верно противоположное. Большую часть человеческой истории проститутки пользовались не меньшей, а гораздо большей личной свободой, чем прочие женщины той же эпохи и материального положения. В античные времена жена рассматривалась законом и обычаем как говорящее орудие наравне с рабами - а гетеры могли быть на равных со знатнейшими из мужчин. В средневековой Италии богатые и знатные дамы записывались в проститутки - специально, чтобы пользоваться положенными этому сословию личными свободами. В XXI веке положение женщины в общем и целом значительно улучшилось, и ей больше не нужно ради свободы продавать душу дьяволу. Но, как бы это сказать аккуратнее, этот прогресс в гораздо большей степени затронул высшие слои общества, чем низшие. И среди беднейших слоев населения проституция по прежнему дает женщине ощутимо большую личную свободу, чем другие непосредственно доступные ей занятия. Это уже не та непроходимая пропасть что в средние века, но разница все еще заметна. Выводы тут аналогичны предыдущему параграфу.

*) В целом, проституция есть явление действительно скорее дурное и грустное. Даже не касаясь давления консервативного общественного мнения, которое, кстати, не на пустом месте возникло. Любовь - один из немногих источников радости, даваемых человеку природой. Продавая любовь за деньги, женщина теряет возможность любить в собственное удовольствие. Тут можно сказать, конечно, что подавляющее большинство женщин никогда никакой любви не ощущало а потому и терять им нечего. Но у них по крайне мере был такой шанс. Потом, имитация любви к постороннему, часто объективно-неприятному человеку есть для женщины род унижения. Это, конечно, отчасти культурно-зависимо (для кого-то и актерская игра - унижение), но в европейской традиции это довольно однозначное унижение. Это все плохо, конечно. Однако, это совершенно иная категория "плохо", чем голод, тяжелая болезнь или невежество. Несравнимая с ними.

Опять-таки, распространение проституции, как указано выше, есть индикатор других болезней и пороков общества. Поэтому если мы берем какую-нибудь социальную статистику, то падение уровня проституции это несомненное благо, а ее рост - несомненное зло.

Однако, это зло совершенно несопоставимо по масштабу со злом, происходящем от существования и деятельности полиции нравов с карательными полномочиями.

проституткосрач.

Читаю очередной срач на тему проституции, на этот раз в связи с киевским законопроектом. Тема эта, если брать ее в контексте, а не ограничиваться определениями, довольно сложная, со множеством нюансов, темных и тонких мест, так что я пожалуй пока воздержусь от построения общей каноничной теории этого дела. Однако вот есть пара насущных вопросов, который хочется задать нашим левачкам, чтобы понять, как они думают, и способны ли вообще думать:

1) Вы требуете, одобряете и поощряете государство совать свой нос в вашу постель, чтобы удостовериться в отсутствии в ней предосудительных товарно-денежных отношений. Нет, конечно, на самом деле вы имеете в виду не свою постель, а постели своих недостаточно высокоморальных сограждан, но вы очевидным образом не в той позиции, чтобы контролировать такие нюансы. Что вы будете говорить, когда то же самое государство, руководствуясь теми же самыми высокоморальными соображениями, используя те же самые правовые механизмы полезет в вашу постель, чтобы удостовериться в наличии у вас в паспорте штампа о браке и выписки из церковной метрики? (Да, на сегодня такое развитие событий мало вероятно. Но вы сами двигаете общество в сторону, где такая остановка вопроса все более вероятна. Тезис о том что секс допустим только по большой любви, отличается от тезиса, что секс допустим только после церковного венчания исключительно большей определенностью последнего.)

2) Вы цитируете различные "исследования", живописующие зависимое и униженное положение проституток. Я не буду останавливаться на том, что большая часть этих "исследований" является распознаваемыми невооруженным глазом фальшивками, меня интересует не качество поповской пропаганды, а ваша не нее реакция. Очевидно, что униженное и зависимое положение тут является причиной карьеры проститутки, а не ее следствием. Потому хотя бы, что вы не сможете назвать никакого рационального механизма обратного. Рационального, то есть не апеллирующего к каре за грехи и прочим потусторонним сущностям. Столь же очевидно, что лишь небольшая часть женщин, находящихся в таком униженном и зависимом положении, идет в проститутки. Это видно уже хотя бы из крайней ограниченности этого рынка в наше время. Скажите пожалуйста, почему во всей этой печальной картине (предположим, что она действительно имеет место) вас возмущает только самый ее второстепенный и незначительный аспект - секс за деньги? Нет ли здесь какой-нибудь, простите, порнографии? Почему вы отделяете проблемы московских путан от проблем ивановских ткачих, более того, противопоставляете их друг другу? Вы действительно считаете, что "бедная но честная" - это идеал, к которому должна стремиться женщина, которой не повезло родиться в буржуазной семье?

3) Вообще, скажите, чем конкретно - не в формулах абстрактной теории, а в конкретных практических выводах, - ваша позиция отличается от позиции Энтео и прочих подобных ему религиозных активистов по всему земному шару?

Маркс, Энгельс, Ленин о борьбе с проституцией.

Читаю книжку "Маркс, Энгельс, Ленин. О женском вопросе. Москва, 1978". Некоторые выписки оттуда на тему проституции и борьбы с ней. Вопрос этот, как известно, чрезвычайно популярен среди либеральных левых, которые (с подачи феминисток ну и вообще вы знаете чем набиты головы у либеральных левых) полагают оную борьбу непременной обязанностью левого движения.
Collapse )
Некоторые необходимые комментарии:
*) Не стоит относить такую позицию классиков их личной широтой взглядов. Напротив, как мы знаем, их личные взгляды были довольно таки консервативные, как мы можем видеть из, например, семейных писем Ленина, переписки Маркса с Лафаргом или энгельсовского "положения рабочего класса в Англии". Это принципиальная позиция.

*) С другой стороны, не стоит думать, что классики размышляли дни напролет и не спали ночами, позицию эту формулируя. Высказанное ими - это достаточно прямолинейное приложение общих демократических принципов к частному случаю. Но то, что в данном случае они сочли излишним выдвигать какую-то особую теорию и само по себе показательно.

*) Показательно, что классики походя отметают все типовые РСДшно-феминистические отмазки и рационализации а-ля "мы преследуем только сутенерство" или "мы выступаем за криминализацию клиентов". По состоянию на 1860-1920 подобного рода идеи общепринято и однозначно рассматривались как принадлежащие реакции - независимо от их рационализации и оформления. В те времена понимали, что если направить репрессии на социально-обусловленную практику, то наиболее пострадавшим всегда будет наиболее слабое и наиболее эксплуатируемое звено цепочки, вне зависимости от того, как репрессии оформлены юридически.

*) Наконец, стоит делать поправку, что проституция о которой они говорят - это все-таки не совсем та проституция, которая существует сегодня. Во времена Ленина, а тем более Маркса проституция была профессией массовой, низкооплачиваемой и опасной. В современной 20миллионной Москве работает порядка 2-4 тысяч проституток, причем стоимость их услуг сопоставима с недельной зарплатой бюджетника, что дает представление об их целевой аудитории. В начале XX века на миллион человек московского населения приходилось более тридцати тысяч проституток, и их услугами пользовались все слои населения, начиная от мелких служащих и квалифицированных рабочих. Историческое развитие действительно в значительной степени уничтожило ту проституцию, свидетелями которой были Энгельс и Ленин.